Меню

Тока господь мне поможет



Молитва Господу Богу о помощи

господу богу

Наш мир Святая Церковь сравнивает с бурным потоком, большой водой, называя жизненный путь «житейским морем». Мы в нем — маленькие утлые суденышки, брошенные посреди океана.

Но милосердный Бог мудро устроил дело нашего спасения, Он оставил нам, через Сына своего, истинную веру и истинную Церковь.

На пути нас подстерегает великое множество трудностей и опасностей — безденежье, неуверенность в завтрашнем дне, страх за близких, — редко кому удается избежать этих бушующих волн. Помощи Бога требует слабый и немощный человек, и получает от Бога избавление и облегчение, стоит только помолиться искренне, и попросить, чтобы Он помог.

Молиться действительно можно обо всем (кроме причинения вреда, и вообще всего того, о чем не поворачивается язык просить Царя Небесного). Лучше же всего молиться о предании всех своих чаяний в руки Господа — что мне полезно, то пусть и призойдет.

Как правильно молиться?

Учитывая многообразие жизненных ситуаций, в которых человек может помолиться Богу о помощи, Молитвослов содержит большое количество разнообразных молитв — от оберегания от нечистой силы, от скорби и немощи, от болезней, от врагов — нет числа молитвам, словами которых можно попросить, чтобы Господь помог в каком-либо деле.

Молиться Богу нужно всегда с благоговением, понимая серьезность такого обращения, сознавая свою недостойность и Его снисходительность.

Самая искренняя и горячая, а значит, наиболее угодная Богу молитва, содержит, как правило, слово «пожалуйста», хотя молитвослов его и не упоминает. «Пожалуйста » — значит, Вам действительно нужна помощь, у Вас нет времени искать слова молитвы в книге или в памяти.

Молитва Богу о помощи — не панацея и не магическое заклинание, относитесь к ней соответственно. Молиться можно всегда и везде, для этого нет необходимости покупать определенное число свечей, расставлять их в определенном порядке и производить иные странные манипуляции.

Нельзя молиться о злом, нельзя просить Бога помочь совершить нехорошее дело, кому-то навредить, кого-то покарать. Бог сам знает, кто чего стоит, и кто чего достоин — подсказывать ему нет никакой необходимости, тем более не стоит требовать «справедливости».

Чего ждать от молитвы?

Молитва Господу о помощи обычно не остается без внимания. Если Вы решили помолиться — не думайте, что результат будет мгновенным. Это не магия и не чары — Бог помогает своими способами, учитывая Вашу наибольшую пользу. Если сейчас Вам не будет полезно то, о чем Вы упорно просите, о чем решили помолиться — не искушайте судьбу, не гневите Творца.

Нужно проявить смирение и покорность Святой Воле Господа, молиться о даровании Вам мудрости для лучшего понимания действительности, просить в молитве о способности отличения полезного от неполезного, истинно доброго от лишь притворяющегося добрым.

Это действительно возможно. Описать и объяснить благодать невозможно — ощущение свободы, покоя, умиротворённости, невозможно спутать ни с чем. Вы сами поймете, если ощутите ее, в храме или после молитвы. Но и здесь нужно быть очень осторожным, нельзя обманываться — молитва, как было уже неоднократно сказано, не оберег, а гордыня от собственной избранности и благодатности — проторенная дорожка в душу для бесов.

Молите смиренно Бога о помощи и содействии, и поменьше копайтесь в своих ощущениях — Господь Вас не оставит и поможет в любом Вашем добром начинании!

Источник

Проси – и Господь поможет – протоиерей Валериан Кречетов

Сего­дня день поми­но­ве­ния усоп­ших – Все­лен­ская Роди­тель­ская суб­бота. Этот день пред­ва­рят зав­траш­ний день – вос­крес­ный. И вос­кре­се­нье это име­ну­ется неде­лей Страш­ного Суда. Поэтому перед этим днем, когда будет Страш­ный Суд всему миру, Цер­ковь молится об усоп­ших, одно­вре­менно под­го­тав­ли­вает к нему живых.

Вселенская родительская (мясопустная) суббота

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа.

Сего­дня день поми­но­ве­ния усоп­ших – Все­лен­ская Роди­тель­ская суб­бота. Этот день пред­ва­рят зав­траш­ний день – вос­крес­ный. И вос­кре­се­нье это име­ну­ется неде­лей Страш­ного Суда. Поэтому перед этим днем, когда будет Страш­ный Суд всему миру, Цер­ковь молится об усоп­ших, одно­вре­менно под­го­тав­ли­вает к нему живых.

Вто­рое Еван­ге­лие, кото­рое сего­дня чита­лось, кото­рое пола­га­ется читать по заупо­кой­ным суб­бо­там, каж­дый раз чита­ется при отпе­ва­нии. В нем осо­бенно ясно засви­де­тель­ство­вано, что ни одно слово Свя­щен­ного Писа­ния, ни одно еван­гель­ское слово не напи­сано про­сто так. За каж­дым из них стоит глу­бо­чай­ший смысл.

Гос­подь гово­рит: Аминь аминь гла­голю вам: яко гря­дет час, и ныне есть, егда мерт­вии услы­шат глас Сына Божия и услы­шавше ожи­вут. А потом гово­рит: Гря­дет час, воньже вси сущии во гро­бех, услы­шат глас Сына Божия. Так вот, послед­нее слово отно­сится к вос­кре­се­нию умер­ших, сущих во гро­бех. Пер­вое же слово – к тем, кто жив, но мертв душою. Ска­зано: гря­дет час, и ныне есть – то есть, и в тот момент, когда про­из­но­си­лось это слово, оно было обра­щено к мерт­вым – мерт­вым душою.

Поэтому цер­ковь все время и молитвы свои воз­но­сит и о живых, и о умер­ших. Об умер­ших, потому что они не могут уже сами себе помочь, о них при­но­сятся только молитвы Церкви. А о живых – потому что они могут еще что-то сде­лать, могут испра­вить свою жизнь, и нам напо­ми­на­ется о том, что у них есть еще такая воз­мож­ность. Но и всем, и им тоже пред­стоит этот неот­вра­ти­мый смерт­ный час, после кото­рого ты уже ничего не смо­жешь сам для себя сделать.

мир весь увле­чен тем, что чело­века отвра­щает думать об этом. Зани­майся чем угодно, думай обо всем, только не о том, что тебе при­дется когда-нибудь дер­жать ответ перед Богом. И час этот может насту­пить в любой момент. Как сеть, ска­зано, при­дет на лице земли и на весь мир, так и каж­дого чело­века пости­гает смерт­ный час. Так Цер­ковь и вос­пе­вает в чине отпе­ва­ния: И вне­запу найде на мя страш­ный час смертный.

Вне­запно, то есть, чело­век, как бы он даже тяжело ни болел, все-таки почти все­гда все равно еще стре­мится к жизни. И если даже он так тяжело болеет, что смерть кажется ему избав­ле­нием, то все равно, когда этот час при­хо­дит, он ста­ра­ется цеп­ляться за эту зем­ную жизнь. Это можно раз­го­ва­ри­вать вот так, пока идет жизнь, но когда на самом деле этот час под­хо­дит, тогда не до разговоров.

Те, кто когда-то бывали в слож­ных ситу­а­циях, обычно воен­ные, рас­ска­зы­вали: сидят, шутят, анек­доты рас­ска­зы­вают, даже про попов, про мона­хов, иро­ни­зи­руют – вдруг начи­на­ется бом­бежка или же стрельба, и все эти шут­ники начи­нают кре­ститься и тря­сутся: только Гос­поди, спаси!

А когда этот час насту­пает мгно­венно, то чело­век часто и не успе­вает этого ска­зать, только послед­ний вопль – к Богу.

Есть такое повест­во­ва­ние. Рас­ска­зы­вал чело­век, кото­рый был на связи с само­ле­тами во время войны. А там у лет­чи­ков ларин­го­фоны – такие мик­ро­фоны, кото­рые все­гда вклю­чены, и слышно все, что чело­век гово­рит. И вот когда лет­чик идет на таран и чув­ствует, что он гиб­нет, что уже не спа­стись, тогда все вспо­ми­нают Бога и обра­ща­ются к Нему. В этот момент чело­век уже не рассуждает.

Также и в кни­жечке «Неве­ро­ят­ное для мно­гих, но истин­ное про­ис­ше­ствие» рас­ска­зы­ва­ется о том, как душа одного чело­века после тяже­лой болезни вышла из тела – он умер. И то, что назы­ва­ется аго­нией, мета­ние это – это было стрем­ле­ние осво­бо­диться: как он потом напи­сал, его как будто что-то давило, и он понял, что это зна­чит: земля еси и в землю оты­деши. Тело начало стре­миться к земле, но душа-то – не от земли, она – от Бога, и душа пыта­лась вырваться из этого гнета, кото­рый давил на нее, при­жи­мая ее к земле. И это выгля­дело так, что чело­век метался: тело стре­ми­лось в одну, а душа – в дру­гую сто­рону. Потом, нако­нец, душа вырва­лась из оков тела, и он уви­дел себя вне тела своего.

И вот, когда его душа была несена двумя анге­лами, в одном из них он узнал сво­его ангела-хра­ни­теля – он ощу­тил в нем род­ное, он почув­ство­вал, что это тот, кто ему все время под­ска­зы­вал, всю жизнь забо­тился о нем. И когда, по пути дви­же­ния вверх этой души, он уви­дел какие-то без­об­раз­ные суще­ства, то рас­суж­де­ний ника­ких не было, одна чет­кая мысль: бесы.

То есть, с момента смерти чело­века и в посмерт­ном его состо­я­нии всех этих зем­ных житей­ских рас­суж­де­ний и раз­гла­голь­ство­ва­ний нет. Там ответ пря­мо­ли­ней­ный: это – то, а это – то. И так же, – а это уже засви­де­тель­ство­вано мно­гими слу­ча­ями, – когда душа вдруг видит, что ей пока­зы­вают ее жизнь и все, что она делала – там нет того рас­суж­де­ния, кото­рое у нас здесь есть: ну, это ничего, это неважно. Там ясно: тут ты кри­вил душой, тут ты лгал, тут совер­шал пре­ступ­ле­ния – и нечего оправ­ды­ваться, да и оправ­да­ний там нет. Там совесть обли­чает неумо­лимо, и гово­рит: это ты так делал, а это – так.

Читайте также:  Как изменяется энергия магнитного поля при уменьшении тока в катушке в 2 5 раза

Это здесь мы еще пыта­емся «запуд­рить» свою жизнь вся­кими рас­суж­де­ни­ями, раз­гла­голь­ство­ва­ни­ями. А там – то, о чем в свое время ска­зал даже Лер­мон­тов на смерть Пуш­кина в сти­хо­тво­ре­нии «На смерть поэта». Он был чело­век, конечно, веру­ю­щий и, есте­ственно, как хри­сти­а­нин, выра­зил все это так:

Но есть и Божий Суд, наперс­ники разврата,

Есть гроз­ный Судия, он ждет,

Он не досту­пен звону злата,

И мысли и дела Он знает наперед.

Тогда напрасно вы при­бег­ните к злословью,

Оно вам не помо­жет вновь…

То есть, там уже ничто не помо­жет, и этот час каж­дого из нас ожидает.

За время слу­же­ния моего здесь – по мило­сти Божией, в тече­ние трид­цати лет – много здесь сто­яло людей, кото­рых уже нет. Все, кто сей­час при­сут­ствует – почти все новые, за ред­ким исклю­че­нием. И после нас здесь будут дру­гие, а мы все пой­дем на ответ к Богу, и у нас пока еще есть воз­мож­ность испра­вить свою жизнь.

Нужна только внут­рен­няя реши­мость – не гре­шить. Мно­гие вещи можно отбро­сить, спо­койно, как несу­ще­ству­ю­щие. Для мно­гих они и не суще­ствуют, а осталь­ные тем более должны пони­мать, что без этого вполне можно обой­тись. Напри­мер, куре­ние – нет этого, и всё. Или какие-то там плот­ские вещи – нет этого, и всё, не существует.

Да, мир со всех сто­рон кри­чит, ста­ра­ется, пред­ла­гает: и сига­реты, и всё осталь­ное. Но это ведь всё только при­зраки жизни. Это то, что по-насто­я­щему-то не дает чело­веку жить нор­маль­ной жиз­нью. Больше того, если мы про­сто огля­немся на тыся­че­ле­тия суще­ство­ва­ния чело­ве­че­ства, на наших пред­ков, кото­рые были до нас, то ведь мно­гих вещей, кото­рые есть сей­час, тогда вовсе не суще­ство­вало – и люди без них спо­койно жили.

Нет, я не при­зы­ваю совсем отка­зы­ваться, допу­стим, от кар­тошки, хотя вы зна­ете, мы же про­хо­дили это в школе, ее ввезли-то к нам где-то только в XVII‑м веке. А до этого у нас на Руси ее про­сто не было – и люди жили. Не говоря уже о том, что водка, без кото­рой мно­гие сей­час, к несча­стью, не могут обхо­диться, – ее же тоже на Руси не было. Таба­ко­ку­ре­ния не было.

На памяти стар­шего поко­ле­ния, в их моло­до­сти теле­ви­зо­ров вовсе не было. А теперь неко­то­рые не могут про­ве­сти без теле­ви­зора даже день. Молиться неко­гда – а моли­лись люди во все вре­мена, осо­бенно в годину испы­та­ний уси­ли­ва­лась молитва. Не было ни радио, ни газет – ничего этого не было. И люди жили совер­шенно спо­койно. Я про­сто при­вожу, как при­мер, что есть вещи, к кото­рым мы при­выкли не потому, что без них невоз­можно жить, а потому, что про­сто вроде так заве­дено, так везде.

Напри­мер, уми­рает чело­век, устра­и­вают поминки, и если там не будет спирт­ного, то уже могут ска­зать: как же, не почтили. Хотя какое там почте­ние – без­за­ко­ние пол­ное, пере­пьются, пере­ру­га­ются, да еще запоют, засме­ются, анек­доты нач­нут рас­ска­зы­вать. Это разве поми­но­ве­ние усопшего?

Так мно­гим вещам, кото­рые суще­ствуют, при­сва­и­ва­ется опре­де­лен­ное значение.

Есть такое выра­же­ние: «всё, что суще­ствует, имеет право на суще­ство­ва­ние». Ничего подоб­ного, совсем не так. Есть вещи, кото­рые суще­ствуют потому, что они появи­лись после гре­хо­па­де­ния чело­века. И Гос­подь их тер­пит для того, чтобы чело­век мог делать выбор: или туда – или сюда.

Чело­век поже­лал того, что ему диа­вол пред­ло­жил: «Вкуси от запрет­ного плода, и будешь раз­ли­чать добро и зло» (см. Быт.3:1–5). И вот, не только Адаму с Евой, а всем нам дана эта воз­мож­ность: выби­рать или добро, или зло.

Не курить – или курить, не пить – или пить, гово­рить по-доб­рому – или ругаться. Ведь и сквер­но­сло­вие, кото­рое так про­ни­зало теперь всё обще­ство, его же тоже не было. Слова эти ведь все при­вне­сен­ные, это всё при­шло через гре­хо­па­де­ние. И очи­ститься от этого и не совер­шать этого, даже не думать – воз­можно. Во все вре­мена были люди, кото­рые вели трез­вую, цело­муд­рен­ную, чистую жизнь. Во все вре­мена были люди, кото­рые ста­ра­лись не только не ска­зать руга­тель­ного слова, но даже оскор­би­тель­ного, ста­ра­лись ничем не оби­деть сво­его ближ­него, не потре­во­жить. Это – возможно.

Так что для того, чтобы вести жизнь хри­сти­ан­скую, чистую и стре­миться к свя­тыне, нужна только реши­мость, а помощь Божия все­гда будет. Гос­подь, ска­зано, всем чело­ве­ком хощет спа­стися, и в разум истины при­ити (1 Тим.2:4). Нужно только иметь, прежде всего, это жела­ние, даже если нет силе­нок сразу изба­виться от чего-то. Хотя воз­можно и тут же, мгно­венно оста­вить грех, бро­сить дур­ную при­вычку. Мы знаем такой при­мер, он нам засви­де­тель­ство­ван. После страш­ной, раз­врат­ной жизни Мария Еги­пет­ская, кото­рая только нака­нуне перед этим поко­ря­лась греху, когда ощу­тила свя­тость Кре­ста Гос­подня и милость Божию через Матерь Божию, тут же оста­вила эту жизнь и пошла с двумя с поло­ви­ной хле­бами в пустыню. Не обо­ра­чи­ва­ясь. Это – воз­можно. Такой шаг воз­мо­жен. Но это была пре­по­доб­ная Мария Еги­пет­ская. Реши­мость ее была такова. Было пока­зано, что жен­щина имела такую реши­мость, кото­рую не имели мно­гие мужчины.

Боль­шей частью, мы настолько немощны, что этого не можем сде­лать. И нужно, изне­мо­гая от своей немощи, хотя бы про­сить помощи Божией. Гос­подь услы­шит и помо­жет. Вот это нужно твердо пом­нить. Каким бы ты ни чув­ство­вал себя без­по­мощ­ным, если ты созна­ёшь, что не дол­жен этого делать, что ты дол­жен от этого изба­виться, – проси помощи Божией, и Гос­подь поможет.

Сна­чала ты хотя бы будешь чув­ство­вать, что, совер­шив что-то, ты дол­жен испо­ве­до­ваться. И когда при­хо­дишь на испо­ведь и каешься в чем-то, а потом опять при­хо­дишь и у тебя опять то же, и уже ста­но­вится все-таки хоть сколько-то стыдно: и одно и то же, и одно и то же, и чув­ству­ешь, что ты никак не можешь сдви­нуться с места, – но уже в этом чув­стве, кото­рое чело­век испы­ты­вает, что он не так делает, что он никак не может с этим спра­виться, – пола­га­ется начало исправления.

Проси – и Гос­подь поможет.

Сна­чала обсто­я­тель­ства будут скла­ды­ваться так, что тебе не удастся что-то из того, что тебе очень хочется, хотя это гре­ховно. Ты будешь этим даже недо­воль­ство­ваться, но напо­ми­най себе, что все-таки это нужно оста­вить. Потом – Гос­подь помо­жет, ста­нет легче.

Потом будешь даже испы­ты­вать некое уте­ше­ние от того, что вот не полу­чи­лось, хотя и хоте­лось сде­лать не так, как надо бы.

Напри­мер, вна­чале мы резко отве­чаем кому-то, нам – слово, мы – десять в ответ. Но чув­ству­ешь, что не то дела­ешь. Потом начи­на­ешь хоть не десять, а про­сто отве­чать – но опять чув­ству­ешь, что не то дела­ешь. И вдруг – помощь Божия: не нашелся, что отве­тить. Хотел – а в голове нет ничего. Вот это и есть явная милость Божия, Гос­подь помо­гает. Вспомни об этом, и побла­го­дари Бога, что Гос­подь не дал тебе выру­гаться: ты не знал, что сказать.

Вна­чале вроде ото­шел, как опле­ван­ный: тебе «вылили», а ты в ответ не «налил». А потом, через неко­то­рое время, почув­ству­ешь тишину: а хорошо все-таки, что не наго­во­рил ничего. Смот­ришь, один раз так, вто­рой, тре­тий, а потом уже тебе вроде «льют», а ты дума­ешь: «А чего там гово­рить-то, без­по­лезно». И уже потом, мило­стью Божией, тебе ста­нет его даже жалко: ну что же он так на всех руга­ется? Вот бед­ный-то. И ведь я когда-то так же… Как же это хорошо, когда не ругаешься-то.

И вот так – каж­дый грех.

Об этих вещах нам напо­ми­на­ется, потому что пост при­бли­жа­ется. Мы должны сей­час, в послед­ние дни перед постом, не заправ­ляться сколько вле­зет, а уже гото­виться к нему духовно. И вот тут как раз опять этот самый момент: «Эх, предо мной кон­чи­лось…» Или хотел купить – этого как раз нет… Не раз­дра­жайся, а говори: «Слава Тебе, Гос­поди. Что ж, поскром­нее заго­вею». Это и к чре­во­уго­дию отно­сится. Достал там что-то, берег себе – а оно испор­ти­лось, про­тухло. При­шлось не есть. А то набил бы себя так, что потом дышать трудно было бы.

Читайте также:  Резистор параллельно источнику тока

Или купил вино: как же, нужно, послед­ние дни, мас­ле­ница, а – кис­ля­тина, одна эти­кетка только, ничего хоро­шего там нет. Вме­сто того, чтоб ругаться, какие теперь обман­щики, можешь ска­зать: «Гос­подь меня отучает: что ты зелье это гло­та­ешь, какая радость в этом?»

Или рядятся, рядятся, а часто так бывает: наде­нешь новень­кое – обо­льешь его чем-нибудь, или заце­пишь, разо­рвешь, или пуго­вицу ото­рвут… Чтоб не рядился осо­бенно-то, не кра­со­вался, ни при­леп­лялся к одежде. И так – во всем.

Вот и заду­ма­емся над тем, что грехи дер­жат в цепях, в око­вах мы гре­хов­ных. И вот смот­ришь – там пере­тер­лась цепочка, там под­гнила, время-то идет все-таки. Как гово­рят свя­тые отцы: «Когда мы грехи не остав­ляем, грехи нас оставляют».

Иной бился, бился, бился, то налево, то направо смот­рел, всё голова вер­те­лась, кру­жи­лась. Всё пере­жи­вал: как на меня взгля­нут, как я выгляжу? А потом уже куда ты сам ни смотри, а на тебя все равно никто уже не смот­рит – какой-то смор­чок меша­ется тут под ногами. И вспом­нишь, что уже на пен­сии, и никому ты не нужен. Слава Тебе, Гос­поди, дождался мило­сти Божией.

Вот так смот­ришь – сна­чала осво­бож­да­ешься не без сожа­ле­ния от всей этой шелухи, трухи, а потом даже и радость начи­на­ешь испытывать.

Так же, как и с постом. Сна­чала стре­мился попро­бо­вать и то, и это, была мечта об этом, о дру­гом, кров­ная была обида: кусок кто-то больше в рот поло­жил, а у меня такого нету – как же так? А потом: да ну, пусть себе ест на здо­ро­вье. Уже и устал от всех этих яств. И всё уже по-дру­гому вос­при­ни­ма­ется. И так – во всем.

Как гово­рил наш ста­рец отец Сер­гий, Цар­ствие ему Небес­ное, душу свою нужно пере­стра­и­вать на еван­гель­ский строй. Стоит себе чаще напо­ми­нать о том, о чем одна раба Божия ска­зала. Она при­вела выска­зы­ва­ние одного чело­века, очень инте­рес­ное: «У гроба кар­ма­нов нет». Ничего из этого мира с собой не уне­сешь – смысл такой. Поэтому осо­бенно не пере­жи­вай, что здесь не так много у тебя всего – там всё равно некуда будет класть. Уди­ви­тель­ная ино­гда бывает муд­рость народ­ная, так отрезв­ляет – и сразу всё стоит на своих местах.

И дей­стви­тельно, когда при­бли­жа­ется пост – при­хо­дит стро­гость в одном, в дру­гом, в тре­тьем: и в пище, и гля­делки все эти нужно выклю­чить раз и, лучше, навсе­гда. И во мно­гом дру­гом, осталь­ном. Нужно, как гово­рится, воз­вра­титься в пер­во­здан­ное состо­я­ние, в кото­ром люди жили тыся­че­ле­ти­ями. Мно­гого из того, что нам сего­дня кажется необ­хо­ди­мым, про­сто не было – а люди жили более спо­койно, чем сейчас.

К одному рабу Божи­ему при­хо­дят, а у него теле­ви­зора нет, и спрашивают:

— Как же ты живешь?

— Так же, как вы, только спокойнее.

Потому что всей этой кутерьмы, суеты чело­век про­сто не знает.

Кстати, в сего­дняш­нем пер­вом Еван­ге­лии о Вто­ром при­ше­ствии есть такие слова: И будут зна­ме­ния в солнце, и луне, и звез­дах, и на земли туга язы­ком, от неча­я­ния, шума мор­скаго и воз­му­ще­ния, изды­ха­ю­щим чело­ве­ком от страха и чая­ния гря­ду­щих на все­лен­ную, силы бо Небес­ныя подвиг­нутся. Это о чем речь, какой у нас тут «шум мор­ской»? «Шум мор­ской» – это то, о чем гово­рится в извест­ных словах:

Житей­ское море взды­мает волнами,

там радость и горе все­гда перед нами…

Речь тут идет про шум житей­ского моря, в кото­ром словно валы идут: вот одно вол­нует, сле­дом дру­гая волна, тре­тья, все эти про­блемы – шум мор­ской. И чем больше чело­ве­че­ство дви­жется по пути так назы­ва­е­мого про­гресса, тем более изне­мо­гает от ожи­да­ния того, что гря­дет. Потому что инфор­ма­ция, а теперь еще и «глас­ность» – это когда все помои, кото­рые только суще­ствуют, выплес­ки­ва­ются наружу. Теле­ка­на­ли­за­ция у нас этим зани­ма­ется – и всё это, дей­стви­тельно, изливается.

Вообще, если посмот­реть на жизнь с точки зре­ния разум­ного рас­суж­де­ния, про­сто трезво: вот к чему при­шли, – то что мы увидим?

Мне недавно рас­ска­зали, инфор­ма­ция такая: про­блемы везде, на Даль­нем Востоке котель­ные не рабо­тают, энер­ге­ти­че­ский кри­зис, люди замер­зают, в боль­ни­цах холодно… А у меня такая мысль воз­никла, дере­вен­ская голова-то, я думаю: а вот, поди, такой про­блемы на Руси не было. Зимой ведь никто не замер­зал от холода, если только лен­тяй, кото­рый не заго­то­вил себе дров. Каж­дый заго­тав­ли­вал на зиму дрова. Я вырос, по мило­сти Божией, с керо­си­но­вой лам­пой и с обыч­ной печ­кой. Заго­то­вишь – и ника­кого энер­ге­ти­че­ского кри­зиса. Печка есть, дрова есть – какой энер­ге­ти­че­ский кри­зис? Откуда он появился? Задумайтесь.

И вот люди ино­гда что-то делают, делают, делают – вроде необ­хо­ди­мое. А ока­зы­ва­ется, что без этого «необ­хо­ди­мого» люди жили, да еще лучше, чем мы теперь живем. Вот без этих мно­го­этаж­ных домов с котель­ными. Да, сверху не лили на тебя, сбоку не сту­чали, у подъ­езда не встре­чали, а каж­дый имел свой домик, и как уж ты тру­дился, так у тебя всё, слава Богу, и было, ни от кого ты не зави­сел. Вот так чело­века и в грех затя­ги­вает – вроде бы ком­фор­том. А в резуль­тате что? А ну как рух­нет этот ком­форт – и что тогда будет?

Это всё к тому, что духов­ный под­ход к вещам – все-таки, по-моему, самый трез­вый. И понять, что на самом деле про­ис­хо­дит, можно только с этой точки зре­ния. Как свя­тые отцы гово­рили, на всё надо смот­реть взгля­дом оттуда, сверху. Даже на эту жизнь можно тогда взгля­нуть вот так спо­койно, не говоря уже о том, что эта жизнь – только под­го­товка к буду­щей жизни. Если рас­смат­ри­вать ее, имея в виду, что суще­ствует буду­щая жизнь, то тогда ясно видно, что, дей­стви­тельно, «гроб без кар­ма­нов». Что туда поне­сешь? Поне­сешь только свои грехи или же доб­рые дела. Поэтому и полу­ча­ется: что бы ты ни делал, ста­райся меньше гре­шить, а больше делать добра. Аминь.

Источник

Молитва от отчаяния

Какую молитву читать отчаявшемуся человеку, как получить утешение и помощь у Бога и Святых в этом состоянии?

В Православии отчаяние связывают с унынием — это его крайняя степень. «Отчаявшемуся не на что опереться, его взгляд на окружающий мир исполнен глубочайшего пессимизма, нет никакой надежды, никакого просвета. И если это состояние отчаяния не остановить, то диавол доводит человека до смерти, поскольку диавол есть зло, а апогеем зла являются смерть и небытие. Именно отчаяние всегда бывает причиной самоубийств», — говорит Святейший Патриарх Кирилл. Он предостерегает: «если появляются признаки отчаяния, значит, диавол касается человеческой души, а отчаяния ему мало — ему нужна смерть физическая и духовная».

Также отчаяние в Православии понимается как лишение надежды, богооставленность (вспомним историю Иуды — предателя Христа, который повесился, потому что не верил, что когда-либо сможет получить прощение). Хорошо писал об этом святитель Иоанн Златоуст: «Отчаяние гибельно не только потому, что затворяет для нас врата Небесного Града и приводит к великой беспечности и нерадению… но и потому, что ввергает в сатанинское безумие… Душа, однажды отчаявшись в своем спасении, уже не чувствует потом, как она стремится в пропасть. Никто из людей, даже дошедших до крайней степени зла, не должен отчаиваться, даже если приобрел навык и вошел в природу самого зла». Златоуст напоминает, что «Бог сотворил нас только по любви, чтобы мы наслаждались вечными благами, и к этому устраивает и направляет все от первого дня до настоящего времени», и потому нам не стоит предаваться отчаянию, сомнению и страху.

Важно помнить, что кроме духовных состояний уныния и отчаяния причиной угнетенного состояния, потери интереса к жизни и упадка сил может быть психическое заболевание — депрессия. Указать на нее, в частности, могут физические симптомы — потеря сил и аппетита, синдром «пустой головы» и другие. В этом случае, помимо молитвы, необходима помощь врача.

Верные средства борьбы с отчаянием и унынием — терпение и молитва. Есть ли какая-то специальная молитва от отчаяния? Считается, что в этом состоянии легче воспринимать тексты молитв, составленных святыми, жившими незадолго до нас, — они наиболее близки и понятны современному человеку.

Например, можно читать «Молитву об избавлении от уныния» праведного Иоанна Кронштадтского:

Господь — уничтожение уныния моего и оживление дерзновения моего. Все для меня Господь. О, воистину Сый Владыко, слава Тебе! Слава Тебе, Животе Отче, Животе Сыне, Животе Душе Святый — Простое Существо — Боже, присно нас избавляющий от душевной смерти, страстями душе нашей причиняемой. Слава Тебе, Триипостасный Владыко, яко от одного призывания имени Твоего просвещаеши мрачное лицо души и тела нашего и дарствуеши миром Твоим, превосходящим всякое земное и чувственное благо и всякое разумение.

Многим верующим настроиться на день помогает «Молитва оптинских старцев», которая была написана во время гонений на Церковь в первые годы советской власти:

Читайте также:  Найти объем водорода который выделится при пропускании тока силой

Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все святая воля Твоя. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая. Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь.

Еще одна молитва, которая помогает в моменты душевного смятения, принадлежит перу митрополита Московского Филарета (Дроздова), жившего в середине XIX века:

Господи! Не знаю, что мне просить у Тебя. Ты Един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя. Отче! Даждь рабу Твоему чего сам я просить не смею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения: только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверзто; Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею Святою Волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Предаюсь Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнить Волю Твою. Научи меня молиться! Сам во мне молись. Аминь.

«Дух уныния» упоминается и в древней молитве Ефрема Сирина, которую принято читать Великим Постом.

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

Правда, такая формулировка первой строки закрепилась благодаря не совсем точному переводу. В греческом тексте после «духа праздности» упоминается ἡ περιεργία (periergia) — «излишний труд», «многоделание», «чрезмерная деятельность». Сейчас сложно сказать, почему оно было заменено «унынием», но этот вариант прижился у русскоязычных христиан.

Множество глубоких утешительных текстов содержит Псалтирь. Например, можно читать Псалом 26:

Господь просвеще́ние мое и Спаси́тель мой, кого́ убою́ся? Господь Защи́титель живота́ моего, от кого́ устрашу́ся? Внегда приближа́тися на мя зло́бующым, е́же сне́сти пло́ти моя, оскорбля́ющии мя, и врази́ мои́, ти́и изнемого́ша и падо́ша. Аще ополчи́тся на мя полк, не убои́тся се́рдце мое́, а́ще воста́нет на мя брань, на Него́ аз упова́ю. Еди́но проси́х от Господа, то взыщу́: е́же жи́ти ми в дому́ Госпо́дни вся дни живота́ моего, зре́ти ми красоту́ Господню и посеща́ти храм святы́й Его. Яко скры мя в селе́нии Свое́м в день зол моих, покры́ мя в тайне селе́ния Своего́, на ка́мень вознесе́ мя. И ныне, се вознесе́ главу́ мою́ на враги́ моя: обыдо́х и пожро́х в селе́нии Его же́ртву хвале́ния и воскликнове́ния, пою́ и воспою́ Господеви. Услы́ши, Господи, глас мой, и́мже воззва́х: поми́луй мя и услы́ши мя. Тебе́ рече́ сердце мое: Господа взыщу́. Взыска́ Тебе́ лице́ мое, лица́ Твоего, Господи, взыщу́. Не отврати́ лица́ Твоего от мене́ и не уклони́ся гне́вом от раба́ Твоего́: помо́щник мой бу́ди, не отри́ни мене́, и не оста́ви мене́, Боже Спаси́телю мой. Яко оте́ц мой и ма́ти моя оста́виста мя, Господь же восприя́т мя. Законоположи́ ми, Господи, в пути́ Твоем и наста́ви мя на стезю́ пра́вую враг моих ра́ди. Не преда́ждь мене́ в ду́шы стужа́ющих ми, я́ко воста́ша на мя свиде́теле непра́веднии и солга́ непра́вда себе́. Ве́рую ви́дети блага́я Госпо́дня на земли́ живых. Потерпи́ Господа, мужа́йся и да крепи́тся се́рдце твое, и потерпи́ Господа.

Конечно, в моменты уныния и отчаяния можно и нужно молиться и своими словами. В ответ на искреннюю сердечную молитву Господь непременно пошлет утешение!



Источник

Православная Жизнь

Митрополит Антоний (Паканич) о псалме, с помощью которого находится выход в самых безвыходных ситуациях.

85-й псалом – один из самых трагичных и просительных. В нем слышен крик души, последняя надежда на помощь, признание своего полного бессилия.

Этот псалом вошел в молитвы 9-го часа, который посвящен воспоминанию Крестной смерти Спасителя. По слову святых евангелистов Марка и Матфея, именно «в час девятый» Христос в последний раз произнес просительный возглас на Кресте: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил», за которым последовали слова: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лк. 23:46).

Нет смысла говорить о трагичности момента. Он самый мрачный и ужасный в истории человечества. Безысходность. Кошмар. Мрак. Но весь этот ужас на время, пока наша душа не прорвется сквозь тьму к Свету.

«Приклони, Господи, ухо Твое и услышь меня, ибо я беден и нищ.
Сохрани душу мою, ибо я благоговею пред Тобою; спаси, Боже мой, раба Твоего, уповающего на Тебя»

Господи, услышь меня! Снизойди ко мне, немощному, моей боли. Нет сил терпеть более. Чаша моя переполнена.
Ты мое единственное упование и защита. К Тебе взываю, Богу моему. Услышь меня!

«Помилуй меня, Господи, ибо к Тебе взываю каждый день»

Моя жажда к Тебе не знает границ, любовь – препятствий, душа постоянно рвется к Тебе, сердце не умолкает.

«Возвесели душу раба Твоего, ибо к Тебе, Господи, возношу душу мою, ибо Ты, Господи, благ и милосерд и многомилостив ко всем, призывающим Тебя.
Услышь, Господи, молитву мою и внемли гласу моления моего.
В день скорби моей взываю к Тебе, потому что Ты услышишь меня»

Молю Тебя, Господи, помилуй меня! Эти слова – единственное, что осталось у меня. Знаю, Господи, что слышишь меня, что ведаешь о страданиях моих. Молитва к Тебе дает силу и утешение, позволяет сбросить тяжелый груз накопленных переживаний, очищает душу, дает возможность и дальше нести свой крест.

«Нет между богами, как Ты, Господи, и нет дел, как Твои.
Все народы, Тобою сотворенные, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи,
и прославят имя Твое, ибо Ты велик и творишь чудеса, – Ты, Боже, един Ты»

Да будет у меня один помысл – о Тебе. Сохрани меня, Господи! Возненавижу словеса мира, да узрит сердце мое Тебя. Тебе одному буду служить.

«Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей; утверди сердце мое в страхе имени Твоего. Буду восхвалять Тебя, Господи, Боже мой, всем сердцем моим и славить имя Твое вечно, ибо велика милость Твоя ко мне: Ты избавил душу мою от ада преисподнего»

Буду стоять в страхе Божием, чтобы он истребил во мне все страсти, хотящие отлучить меня от Тебя, Господи. Буду держать светильник мой горящим, радеть, чтобы он не погас и не вверг меня во тьму. Наполню сосуд елеем, пока еще в теле, чтоб сиял и привел меня в Царствие Твое. У светлой души – светящийся светильник, у злой – отсутствует свет, она падает во тьму.

Каюсь, Господи, и отрекаюсь от греха.

«Боже! гордые восстали на меня, и скопище мятежников ищет души моей: не представляют они Тебя пред собою.
Но Ты, Господи, Боже щедрый и благосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, призри на меня и помилуй меня; даруй крепость Твою рабу Твоему и спаси сына рабы Твоей; покажи на мне знамение во благо, да видят ненавидящие меня и устыдятся, потому что Ты, Господи, помог мне и утешил меня»

Кто познал славу Твою, тот прошел через неверие, кто познал любовь, тот отрекся от ненависти, кто познал чистоту, тот бежал от нечистоты, кто познал добро, тот возненавидел зло.

Все, что от Тебя, все во благо. Этим утешаюсь в темные времена, держа свой светильник зажженным.

Блажен, кто взывает к Тебе. Блажен, кому Ты открываешься и отвечаешь.

Помилуй мя, Боже, по великой милости Твоей!

Записала Наталья Горошкова

Источник